«Диализ – только часть жизни наших пациентов, я не в праве требовать…»

Компания «Диаверум» стремится к максимальному качеству оказания услуг. Это высокотехнологичная помощь, затрагивающая производственные, научные и психологические аспекты. Руководители, возглавляющие клиники компании, своими личными и профессиональными качествами помогают воплощать в жизнь самые смелые идеи и достижения медицинской науки, обеспечивать пациентам полноценную насыщенную жизнь.

ЦАД «Каменный ручей» в г. Екатеринбург в лице заведующего Дмитрия Александровича Марцинковского – яркий пример инновационных тенденций компании, оптимального сочетания «нового» и проверенного временем.                                                        

Д: Дмитрий Александрович, как Вы пришли в нефрологию?

ДМ: я закончил Свердловский медицинский институт (тогда он назывался УГМА) в 2009 году. Первичная специализация у меня была дерматовенерология. Ординатуру проходил в НИИ дерматовенерологии (их всего 2 в России, в Москве и в Екатеринбурге) и туда же вышел на работу после окончания обучения в должности младшего научного сотрудника. Функционала заметно добавилось: помимо пациентов необходимо было заниматься научной деятельностью. Физически на все это возможностей не было — ни времени, ни условий. Пришлось оттуда уйти. Хотя специальность мне нравилась. Я стал искать другое направление и поступил в интернатуру на кафедру внутренних болезней, которая как раз находилась в отделении гемодиализа 40 Городской больницы. Там оказалось очень интересно: работа с аппаратурой, а руководители кафедры подкупали широчайшим кругозором. Так и началось знакомство с новой специальностью. Сначала работал терапевтом, потом закончил интернатуру по нефрологии.

Д: ЦАД «Каменный ручей» — большой центр?

ДМ: да, второй по размеру в Екатеринбурге. Рассчитан на 180 человек, на данный момент обслуживает 160.

Д: как давно Вы стали заведующим?

ДМ: с момента его открытия в сентябре 2017 года.

Д: кадровые проблемы, присущие многим диализным клиникам, затронули и вашу?

ДМ: у нас есть временные затруднения. Они связаны с тем, что два врача сейчас находятся в декретном отпуске, рождение детей и их воспитание не хочется называть проблемами.  Но мы очень надеемся, что они к нам вернутся. У нас очень хорошие условия труда и зарплата. А на данный момент в центре работают 4 нефролога, включая меня и молодого специалиста, находящегося на стажировке — ей надо просто набраться опыта.

Есть сложности с младшим медицинским персоналом, с санитарками, большинство их так же женщины.

Д: Дмитрий Александрович, есть ли какие-то отличия у центра «Каменный ручей» от других диализных клиник?

ДМ: наверное, свои особенности есть везде, а у нас… Мы, например, первая клиника, которая находится в нежилой зоне жилого комплекса, и со всем «подсобным» хозяйством, складами занимаем около 2000 кв. метров. До этого все центры открывались в отдельно стоящих зданиях медгородков. А наш находится в непосредственной близости от жилых помещений, магазинов и пр. Расположение центра в жилом комплексе требует от нас четкой организации всех процессов, начиная от сбора отходов и заканчивая действиями команды центра и руководства в целом в ситуациях отключения воды – в летний период бесконечных опрессовок труб и подобных ситуациях.

Еще, что очень важно, в чем есть отличие от других центров – это то, что «Каменный ручей» во многом пилотный, инновационный центр. Т.е. на нашей базе опробуется все новое из мира диализа, которое только мы можем себе позволить, исходя из законодательства и возможностей компании. Я вхожу в Медицинскую команду ООО «УМЦ» и стараюсь всячески способствовать этому. Во всяком случае, когда встает вопрос: «Где? — я отвечаю: у нас». Очень радует, что по квотам сейчас 25 % наших пациентов получают процедуру не гемодиализа, а гемодиафильтрации. Я считаю, что за ней будущее. Есть исследования, которые позволяют ожидать снижения рисков осложнений у пациентов, получающих данный вид лечения. Когда клиника только открывалась, квот еще не было. Но наличие таких аппаратов предполагалось. И пациенты обслуживались. Я просил руководство не снижать их количество и увеличивать максимально по мере возможностей. Активно используется аппарат УЗИ для оценки сосудистого доступа, наши врачи владеют методикой проведения исследования.

Д: Дмитрий Александрович, вы – строгий доктор или «добрый»? Как общаетесь с пациентами, особенно с теми, кто «нарушает»?

ДМ: я – добрый. Однозначно. Понимаете, я считаю, что обязанность врача, кроме качественно выполненной процедуры, — давать полную информацию, предоставлять любую доступную профессиональную помощь и принимать человеческое участие. Мое дело – предоставить, донести, научить. Но не требовать. Ситуации бывают разные, надо разбираться. Например, у человека завышен калий, а он элементарно не знал, что его много в каком-то определенном продукте, или его организм имеет особенности в усвоении и выведении этого самого калия… Другое дело, когда есть какие-то злостные нарушения, человек употребляет вещества, которые и здоровому-то противопоказаны, пропускает диализ и надеется на … легкий конец. Тогда есть смысл рассказать ему о последствиях такого поведения: «долго и мучительно» встречается гораздо чаще.

И, главное, я считаю, что диализ – только часть жизни пациентов. Никто не в праве требовать от них большего. Молодые люди работают, пожилые, как правило, помогают детям и внукам. Я никогда не позволю себе ругаться, кричать на них в зале, требовать от них что-то. В конце концов – это их жизнь …

Кстати, пациенты у нас в клинике тоже не совсем обычные. Есть мощная инициативная группа, организующая исключительные праздники с привлечением медперсонала. В центре регулярно ставятся спектакли, меня тоже задействуют. Недавно был Бабой Ягой. Имел успех (смеется).

Д: Дмитрий Александрович, как Вы отдыхаете? При такой загруженной, насыщенной жизни остается время на какие-то увлечения, хобби?

ДМ: да, время мало. Тем более, что я не смог оставить Альма Матер — у меня есть небольшое количество дежурств в отделении диализа в стационаре — прием диализных пациентов в поликлинике ГКБ 40. Поэтому все свободное время я провожу с семьей. У меня жена (она врач – дерматовенеролог) и двое сыновей, одному еще нет и года. Пытаюсь ездить на дачу к родителям под Нижний Тагил (я родом оттуда), получается не часто. А хобби — я выращиваю хвойные бонсай!

Д: что наиболее ценно для Вас в жизни?

ДМ: самое важное для меня — благополучие семьи. Я не считаю себя вправе осуждать и критиковать кого-то, особенно не зная, чем руководствовался человек в определенной ситуации … Уважение коллег (всех специальностей) очень ценно для меня. Что касается пациентов, то мне важно знать, что им оказывается максимально возможная помощь, как в медицинских аспектах, так и в человеческих.